Популярные туристические места вьетнама закрыты из-за угрозы коронавируса

Жители Вьетнама спустя 30 лет после окончания войны в этой стране, ощущают на себе воздействие химического оружия, которое применяли против них войска Соединенных Штатов. 16+

Жители Вьетнама спустя 30 лет после окончания войны в этой стране, ощущают на себе воздействие химического оружия, которое применяли против них войска Соединенных Штатов. От последствий ядовитых атак до сих пор умирают люди, а на выжженной химикатами земле не растут деревья.

Все проявления этой экологической катастрофы тщательно изучают сотрудники российско-вьетнамского научного Центра в Ханое. Из задача  не допустить повторения подобной трагедии. Репортаж корреспондента НТВ Дмитрия Калинеченко.

У этого здания на одной из улиц Ханоя  две вывески: на русском и вьетнамском языках. Российско-вьетнамский тропический Центр изучает последствия применения американцами химического оружия против Вьетнама 30 лет назад. Из-за «оранджа», как назывался один из пяти типов распыляемых химических веществ, на зараженной местности уже появляются новые ядовитые соединения.

Владимир Румак, генеральный директор Российско-вьетнамского тропического Центра: «В состав этого „оранжевого“ агента входил диоксин».

Людей, подвергавшихся воздействию диоксина, врачи называют больными «химическим СПИДом». Непосредственно пострадали четыре миллиона вьетнамцев.

Ле Тхи Мит: «Однажды мы просидели под землей пять недель из-за бомбежек. Когда закончились запасы еды, вышли на поверхность. Деревья были уже без листьев».

Почему об умершем сыне Тхи Мит говорит, как «слава богу, что быстро отмучился», становится понятно при виде других её сыновей. Одному 16, другому 20 лет. В пристройке, в которой они живут, нет света. Он им и не нужен. Они не парализованы, но и не в состоянии что-либо сделать. Страшнее всего  врачебный вердикт о беспомощности медицины.

В деревенской коммуне «Камнуа»  около двухсот подобных семей. Им не повезло жить на 17-й параллели, которая условно делила Вьетнам на прокоммунистический север и проамериканский юг.

Вдоль этой параллели американцы химикатами уничтожали листву, чтобы солдаты Вьетконга не могли незамеченными пробраться к их базам. С больших холмов хорошо видна граница применения химикатов.

Раньше здесь были непроходимые джунгли, произрастало около четырехсот видов деревьев высотой до 35 метров. Теперь здесь только трава, и только три вида. Ученые говорят, что лес никогда не восстановится: температура на поверхности почвы  50 градусов по Цельсию.

Среди облысевших холмов возвышается монумент  здесь стояла американская дивизия. Вокруг нее джунгли уничтожались с особым рвением.

Местный партизан показывает, как он подбирался к американским позициям, маскируясь в листве. Он убил 10 американцев и закрыл счет их смертей. Но продолжает хоронить своих соседей.

Нгуен Там: «Это самое плохое место. Уходя, американцы закопали здесь много отравляющих веществ. Здесь даже пахнет после сильных дождей».

Диоксин попал в реки, и масштаб заражения растет. В городе Хью за последние 10 лет появились около 50 больных детей. Местная лечебница может вместить максимум 25.

Врач: «Вся моя помощь  только массаж и обезболивание, хотя матери надеются на чудо. Я не могу им сказать, что чудо невозможно».

Самый крупный реабилитационный центр в Ханое. Он называется «Деревня дружбы». Её основатели  Франция, Германия, Канада, Япония и США. Для последних  это вроде покаяния за содеянное.

Практически единственное слово, которое произносят более ста больных детей  «здравствуйте». Определение «дети»  условно. Маленькому мальчику на тренажере  20 лет, а другой девочке  на вид лет десяти  доверили паяльник, потому что она здесь самая старшая, ей 26.

В деревне дети приобретают профессию, которая им по силам. Американцам в деревне разрешают помогать, но не исследовать. Однажды на таможне у них конфисковали неофициальные пробы с зараженных территорий.

Изучать последствия химического оружия вьетнамцы позволяют лишь русским. Для химии, медицины и экологии это редкий материал, поскольку диоксин  самый распространенный промышленный загрязнитель. Для ученых Вьетнам стал большой лабораторией с согласия вьетнамцев.

Мне понравился этот материал39

Спасибо за голос!

Новости СМИ2

Делаем выводы на основе отзывов туристов и информации вьетнамских СМИ

Туроператоры отмечают падение спроса на Юго-Восточную Азию в 2020 году: после вспышки коронавируса привычный для зимовщиков маршрут в тропики вызывает у потенциальных отдыхающих сомнения. Чтобы выяснить обстановку во Вьетнаме, наш корреспондент Елена Кошечкова изучила информацию, опубликованную в местных СМИ, а также узнала мнение очевидца.

Последние новости о коронавирусе во Вьетнаме-2020

«Хотели поехать во Вьетнам, но теперь боимся», – эту фразу я слышала от знакомых уже не раз за последние несколько недель. Что ж, страх есть, но насколько он обоснован?

Итак, на 17 февраля 2020 года зарегистрированы 16 случаев заболевших коронавирусом во Вьетнаме, из них 6 человек прибыли из Китая и 7 уже поправились. Несмотря на такое небольшое количество больных и положительную тенденцию к выздоровлению, власти всерьез озабочены поддержанием в стране максимально безопасного эпидемиологического режима: на данный момент приостановлена работа нескольких важных туристических объектов, в том числе крупных храмов, полностью остановлено авиасообщение с Китаем, а все прибывающие в страну проходят тщательный контроль.

Примечательно, что на англоязычной версии сайта Министерства мы не увидим ни одной новости, касающейся коронавируса. Похоже, вьетнамцы не спешат сеять панику среди потенциальных туристов и по-прежнему готовы принимать в стране гостей из других стран.

Вьетнам: есть ли коронавирус в Нячанге?

На сегодняшний день нет официально подтвержденных данных, что в Нячанге были зарегистрированы случаи появления коронавируса. По данным vnexpress.net, все 16 заболевших проживали в других городах (Виньфук, Тханьхоа, Кханьхоа и Хошимин).

Чтобы узнать, как обстоят дела в одном из крупнейших вьетнамских туристических центров, я задала несколько вопросов одной из российских туристок, Надежде Б., которая сейчас проживает в Нячанге с мужем и двумя детьми.

«Все вьетнамцы действительно ходят в масках, – поделилась своими наблюдениями Надежда. – И всем на телефон приходят СМС с рекомендациями надевать маски в общественном транспорте, мыть руки чаще и не паниковать. На входах во все отели, кондо и торговые центры теперь есть антисептик для рук. В нашем кондо лифты постоянно обрабатывают хлором, особенно кнопки. На пляже перестали ставить лежаки – наверное, чтобы не было концентрации людей, хотя русских на берегу всё равно очень много. А вчера знакомые рассказали, что пришли на вещевой рынок для местных, а там вывеска, что обслуживают только вьетнамцев, и их оттуда выгнали. Многие рестораны с морепродуктами сейчас закрыты, потому что они работали в основном на китайцев. А так всё спокойно, я сама немного простудилась и подкашливаю, но от меня никто не шарахается. Я видела только одну пару русских в масках, в основном люди ходят без них. Персонал в магазинах и отелях всегда в масках – их обязали носить».

Я сама по природе не паникер и не склонна раздувать из мухи слона. Если в стране всего 9 человек больны вирусом, который поддается лечению, а большая часть соотечественников наслаждаются отдыхом – для меня это не повод откладывать свой отпуск. Однако тревожных людей тоже могу понять: если есть сомнения, всегда можно выбрать другое направление или перенести отдых.

Список источников

  • www.ntv.ru
  • www.tourdom.ru
Оцените статью
Добавить комментарий