По историческим местам а.и. куинджи в петербурге и мариуполе

«Украинская ночь», 1876

Собрание Государственной Третьяковской галереи

В 1876 году V выставка передвижников прошла в неотапливаемой Академии наук: набирающих популярность конкурентов-передвижников Академия художеств не допустила в свои залы, и посетители рассматривали картины, не снимая шапок и калош. На этой выставке Куинджи представил картину «Украинская ночь», буквально ошеломившую публику, художников и критиков. Пейзаж поразил зрителей тем, как на фоне глубокой синей ночной тьмы изображен яркий лунный свет на белых стенах изб-мазанок.

В отзывах о пейзаже даже прозвучал специальный термин — «куинджевское пятно». Критики отмечали «новость и невиданной силы эффект… В иллюзии лунного света Куинджи пошел дальше всех, даже Айвазовского». Газета «Русские ведомости» писала, что у картины постоянно стоит толпа, чьим восторгам нет конца. Один из самых влиятельных художественных критиков того времени Владимир Стасов оценил значение этой работы так: «Если бы он написал только свой «Вид Финляндии», «Забытую деревню», «Степь», «Чумацкий тракт», — он был бы только хороший пейзажист, каких можно указать еще несколько». Но именно после «Украинской ночи», по словам Стасова, он «пошел по своей собственной, крайне оригинальной дороге».

История и экспозиция

Мемориальная доска на доме

В квартире доходного дома в Биржевом переулке Архип Куинджи поселился в 1897 году, после того, как в течение трёх лет преподавал в пейзажной мастерской Императорской Академии художеств. Квартира привлекла художника мансардой, которую было удобно использовать в качестве мастерской, и из которой открывался вид на город. В этой квартире Куинджи провёл последние 13 лет жизни — до кончины в 1910 году. Вскоре после его смерти художник Николай Рерих, один из учеников Куинджи, предложил создать в этой квартире музей, однако тогда его идея не была реализована. Музей открылся уже в 1989 году, незадолго до 150-летия со дня рождения Куинджи.

Музей-квартира Куинджи является филиалом Музея Российской Академии художеств, должность директора которого занимает Алексей Мудров. В штат непосредственно музея Куинджи входят два научных сотрудника. Фонды музея насчитывают 500 единиц хранения, в том числе 131 предмет основного фонда. Экспозиция музея стремится одновременно и воссоздать обстановку, окружавшую художника в период его проживания в этой квартире, и осветить его творчество. В гостиной музея-квартиры наиболее яркие экспонаты — рояль жены художника Веры Куинджи, его шахматы, портрет Архипа Куинджи работы Ивана Крамского; также воссоздана обстановка в кабинете художника, где стоит письменный стол, а на нём — принадлежавший живописцу микроскоп, с помощью которого он изучал краски. В экспозиции представлен ряд произведений самого художника. На втором этаже квартиры — мансарда, где находилась мастерская Куинджи. Эта экспозиция посвящена педагогической деятельности Куинджи в Академии художеств и его вкладу в развитие российской живописи. Помимо мебели, мольбертов и ряда личных вещей, принадлежавших самому художнику, в мастерской представлены многие работы его учеников — Николая Рериха, Константина Богаевского, Аркадия Рылова, Александра Борисова, Вильгельма Пурвитиса, Михаила Латри и ряда других.

Часть экспозиционной площади музея отведена для временных выставок, которые организует музей Академии художеств. К примеру, с февраля по апрель 2019 года в музее Куинджи проходила выставка «Подъ высочайшимъ покровительствомъ», посвящённая 110-летию создания Общества художников имени Куинджи. На этой выставке были представлены исторические документы, издания и фотографии, связанные с благотворительной деятельностью художника в пользу Академии.

В 2012 году в музее-квартире Куинджи был проведён 11-й фестиваль «Современное искусство в традиционном музее», организуемый фондом «ПРО АРТЕ».

От забора Айвазовского до дворца великого князя

Архип Куинджи родился в 1842 году в Мариуполе, в семье сапожника. Лишившись родителей, он жил у дяди и работал с ранних лет — то пастухом, то на строительстве церкви, то в пекарне. И, разумеется, рисовал.

В. М. Васнецов. Портрет А. И. Куинджи

Однажды ему посоветовали показать работы Айвазовскому, который жил в Феодосии. 13-летний мальчик отправился в Крым, надеясь стать учеником прославленного мариниста, но занятия так и не состоялись. Куинджи выполнял в основном хозяйственные дела — например, красил забор. Однако Айвазовский дал Куинджи рекомендательное письмо для Императорской академии художеств, куда юноша и поступил вольнослушателем. Там же он познакомился с передвижниками и начал участвовать в показах Товарищества передвижных выставок, вскоре став одним из самых известных пейзажистов страны.

А. Куинджи. На острове Валааме. Приобретена П. М.Третьяковым в 1873 году у автора

Однако, как оказалось, настоящая слава его ждала уже после выхода из Товарищества. В 1880-м, когда Куинджи расстался с передвижниками (сохранив, впрочем, добрые отношения с ними), он работал над «Лунной ночью на Днепре». И вскоре слухи о ней разнеслись по всей столице. Желающих посмотреть неоконченную работу было так много, что каждое воскресенье Куинджи в течение двух часов показывал картину в своей мастерской всем желающим.

Чем больше петербуржцев ее видело, тем сильнее нарастал ажиотаж: сам того не предполагая, Куинджи этими воскресными показами сделал превосходный маркетинговый ход. Люди даже готовы были давать взятки привратнику дома, чтобы тот пустил их без очереди.

Одним из первых полотно увидел друг Куинджи Иван Тургенев. Находясь под впечатлением, автор «Записок охотника», вхожий в лучшие дома Петербурга, не мог не рассказать о шедевре светским знакомым. В их числе был и юный Константин Романов — великий князь, внук императора Николая I. Подробности мы знаем из дневника К.Р. (поэт-любитель, он подписывал стихи инициалами).

«14 марта 1880 года. В прошлый вторник, на вечере у графини Anette Комаровской, Тургенев рассказывал про последнюю, еще не совсем оконченную, картину Куинджи; он так художественно ее описал, что мне захотелось непременно самому сличить рассказ с оригиналом. Вчера мы с Ильей Александровичем (исследователи предполагают, что это воспитатель великого князя. — «Известия») поехали отыскивать мастерскую Куинджи, он живет на Васильевском острове, на Малом проспекте… Сам Куинджи небольшого роста, толстый, с небольшой белокурой головой и живыми голубыми глазами. Он не знал меня и смотрел с некоторым удивлением, тем более что, верно, не ожидал найти любителя искусства под морским мундиром (К.Р. служил на флоте и ходил в форме. — «Известия»). Впрочем, он очень учтиво пригласил в мастерскую и поставил перед своей картиной.

Я как бы замер на месте. Я видел перед собой изображение широкой реки; полный месяц освещает ее на далекое расстояние, верст на тридцать. Я испытывал такое ощущение, выходя на возвышенный холм, откуда видна величественная река, освещенная луной. Захватывает дух, не можешь оторваться от ослепляющей, волшебной картины, душа тоскует. На картине Куинджи все это выражено, при виде ее чувствуешь то же, что перед настоящей рекой, блестящей ярким светом посреди ночной темноты. Я сказал Куинджи, что покупаю его дивное произведение; я глубоко полюбил эту картину и мог бы многим для нее пожертвовать. Весь день потом, когда я закрывал глаза, мне виделась эта картина».

В своем рассказе Константин Константинович умолчал о забавном обстоятельстве этой встречи, которое, впрочем, довольно быстро стало достоянием прессы. Когда великий князь, не раскрывая инкогнито, поинтересовался о цене картины, Куинджи рассмеялся: «Она очень дорогая. Вы не сможете купить». К.Р. на тот момент было 22 года, и можно себе представить, с каким скепсисом художник воспринял вопрос юного морячка. Тот, однако, оказался настойчив, и Куинджи сказал: «Тысяч пять» (для сравнения, знаменитая «Девушка, освещенная солнцем» Валентина Серова обошлась Павлу Михайловичу Третьякову в 300 рублей, хотя дело было восемь лет спустя). Князь спокойно сказал: «Покупаю». И назвал свое имя.

Константин Константинович решил повесить «Ночь на Днепре» у себя в Мраморном дворце. Но обещал художнику дать возможность сначала продемонстрировать картину публично.

50 оттенков зеленого

Шум вокруг картины, однако, не утихал, и, естественно, многие состоятельные коллекционеры мечтали получить знаменитое полотно. Но все понимали: шансов перекупить его у нынешнего владельца нет. И тогда Куинджи делает несколько копий «Ночи на Днепре» (в искусствоведении это называется «авторское повторение»). В общей сложности художник создал пять новых вариантов. Два повторения хранились в мастерской Архипа Ивановича до его смерти, затем московский промышленник Андрей Ляпунов купил один из них у Общества Куинджи, которое унаследовало имущество живописца. А в 1930 году вдова коллекционера продала картину Третьяковке. В свою очередь, самая первая «Ночь на Днепре» двумя годами ранее была передана из Мраморного дворца в собрание Русского музея. Четыре других повторения сегодня принадлежат государственным картинным галереям Астрахани, Омска, Минска и Симферополя. При этом белорусский вариант — уменьшенный.

А. Куинджи. Лунная ночь

Но, помимо пяти крупноформатных холстов и одного среднеформатного, существует еще несколько небольших эскизов на картоне, бумаге и клеенке. Их можно будет увидеть на выставке в Третьяковке — наряду с четырьмя вариантами «Ночи на Днепре» (из Москвы, Санкт-Петербурга, Симферополя и Минска).

Сопоставление всех этих работ позволяет, во-первых, приблизиться к пониманию того, какой тон был на первой «Ночи на Днепре» до губительного морского путешествия и химических изменений краски (исследователи считают, что ближе всего к оригиналу — симферопольский вариант с более светлым передним планом), а во-вторых, оценить различные цветовые решения. Так, на одном из эскизов (с упрощенной композицией) луна и ее отблеск на реке — желтые, а на другом все решено в голубоватых тонах (вместо зеленых — в главной «Ночи на Днепре» и всех ее крупноформатных повторениях). Но что у них общее, помимо сюжета, — это максимальный цветовой лаконизм. И в этом — ключ ко всей серии.

А. Куинджи. Ночь на Днепре

Современный зритель может задаться вопросом: что же такого особенного в «Ночи на Днепре»? Почему эта картина производила столь сильное впечатление на современников? Уж сколько было ноктюрнов в мировом искусстве! Многие художники и вовсе специализировались на изображении ночных сцен. Но Куинджи удалось сделать нечто необычное. Мастер создал исключительную по реалистичности панораму, использовав всего два цвета — зеленый и черный (разумеется, во множестве оттенков). Соединил реальность и художественную фантазию так виртуозно, что разделить их невозможно.

А. Куинджи. Лунная ночь на Днепре

Уже в XX веке появится термин «магический реализм», означающий некую подспудно ощущаемую странность, «потусторонность» внешне реалистического изображения. Но разве «Ночь на Днепре», с этим загадочно сияющим изгибом реки и выплывающими из тьмы контурами зданий, подходит под это определение меньше, чем «Полуночники» Эдварда Хоппера (кстати, там тоже играют большую роль зеленые оттенки)?

Опять же, для реалистов XX века стало нормой упрощать формы и линии, будто очищать их от всего второстепенного (можно вспомнить Петра Оссовского, Георгия Нисского). Но разве у Куинджи, на первый взгляд, нацеленного на абсолютную точность, природную правдивость образа, не чувствуется того же стремления — только не в формах, а в цвете?

Кстати, интересная параллель: как и Куинджи, осознававший значение своего полотна для истории и потому создавший целый ряд повторений, Казимир Малевич сделал четыре варианта знаменитого «Черного квадрата». И, что еще интереснее, в обоих случаях первый вариант отличается от остальных проблемами с красочным слоем, порожденными технологическими ошибками. У Малевича он потрескался, породив знаменитый узор из кракелюров; у Куинджи — потемнел.

Но если художественная ценность «Черного квадрата» по-прежнему вызывает бурные споры, то «Ночь на Днепре» признают шедевром, кажется, все — и искусствоведы, и непрофессиональные ценители искусства, и простые зрители. Другое дело, можно задаться вопросом: сохранила ли картина свою магию — то качество, которое так поражало современников? Или же потеряла в странствиях по морям и временам? А может, мы потеряли способность восхититься истинно реалистическим изображением? Ответить на этот вопрос каждый сможет сам для себя — на выставке в Третьяковской галерее.

Список источников

  • iz.ru
  • wiki2.org
  • www.culture.ru
Оцените статью
Добавить комментарий